.

Технопарки инкубационного периода

03.10.2011
Просмотров: 2493

Многие проекты строительства парков высоких технологий застревают на стадии макета, поскольку государство выделило на них в пять раз меньше средств, чем обещало.

Российские СМИ пестрят терминами "модернизация", "технопарки", "бизнес-инкубаторы". Однако эффективность господдержки новых высокотехнологичных проектов все еще сомнительна. Пока госчиновники рапортуют об успехах, предприниматели сетуют на отсутствие поддержки, а почти все перспективные идеи реализуются на частные средства.

Инновационный офис-строй

Старт инновационной гонке был дан в начале 2006 года, когда по распоряжению президента Путина была подготовлена госпрограмма создания в России технопарков в сфере высоких технологий. На ее реализацию планировалось потратить $1,1 млрд, однако, как нам сообщили в Минкомсвязи (распорядитель бюджетной помощи), с декабря 2007 года по сентябрь 2011-го субсидии из федерального бюджета составили 6,5 млрд руб. (снижение объемов финансирования объясняется экономическим кризисом 2008 года). В 2012-2014 годах на эту программу запланировано потратить еще примерно столько же с возможной перспективой увеличения затрат до 13 млрд руб.

На сегодняшний день из 13 запланированных технопарков федерального значения введены в эксплуатацию пять — "Технополис "Химград"" и "ИТ-парк" в Татарии, Западно-Сибирский инновационный центр в Тюменской области, "Академпарк" в Новосибирске и Кузбасский технопарк.

Экономический эффект от госпрограммы, как предполагалось в 2006-м, должен был составить более 100 млрд руб. уже к 2010 году. Сейчас, как сообщают в Минкомсвязи, объем выручки действующих технопарков с начала реализации программы составил 22 млрд руб. (из них 14,3 млрд руб.— в 2010 году).

Прямые субсидии — это далеко не все, на что могли рассчитывать технопарки и бизнес-инкубаторы. Программой предусмотрены различные льготы, начиная с выделения технопаркам недвижимости, земли, льготного подключения к электричеству, прочим коммуникациям и заканчивая освобождением от региональных налогов. Этими льготами сегодня активно пользуются государственные технопарки и бизнес-инкубаторы регионального уровня, количество которых значительно превышает число созданных технопарков федерального значения. Заметим, что в отличие от технопарков, которые представляют собой имущественный комплекс, бизнес-инкубаторы в первую очередь занимаются непосредственным отбором и финансированием перспективных проектов. Однако тут надо разобраться, кто есть кто и что есть что. Многие технопарки называют себя бизнес-инкубаторами, а некоторые бизнес-инкубаторы именуются технопарками. И никакой информации относительно общего количества подобных структур сегодня в России не существует.

Чтобы как-то ликвидировать этот информационный пробел, в начале июля мы попросили информационное агентство "Юнова Медиа", которое освещает события инновационного и венчурного рынка, провести опрос государственных бизнес-инкубаторов и технопарков. Вопросы были простые: каковы объемы финансирования, штат, основные проекты. Однако затея провалилась. За два месяца были отправлены 163 анкеты (информацию о нахождении адресатов опроса приходилось собирать по крупицам), в ответ было получено лишь 32 частично заполненных анкеты. Впрочем, даже на основе этой скудной информации некоторые выводы сделать можно.

"Оказалось, что большинство из ответивших на вопросы анкеты технопарков и инкубаторов не имеют никакого отношения к инновациям и развитию инновационного предпринимательства,— говорит руководитель "Юнова Медиа" Евгений Савин.— Они представляют собой здания, которые сдаются в аренду. То есть, по сути, это обычные офисные центры".

Еще один вывод, который можно сделать на основе проведенного анкетирования,— неравномерность распределения объектов на территории России. Например, в Чеченской и Карачаево-Черкесской республиках нам удалось найти 11 технопарков и инкубаторов, созданных при поддержке местных властей, а в соседнем Краснодарском крае технопарк всего один.

Как оказалось, найти полный список созданных на бюджетные деньги инкубаторов и технопарков не смогли не только мы. В феврале 2011 года по инициативе общественной организации "Деловая Россия" мэрия Москвы решила проверить эффективность городских начинаний на ниве инновационного предпринимательства. Выяснилось, что отсутствует не только единая информационная база площадей, находящихся в распоряжении столичных бизнес-инкубаторов и технопарков, но и соответствующая городская программа и единая концепция их создания и функционирования. Из 16 обследованных объектов только два — технопарк "Строгино" и бизнес-инкубатор "Зеленоград" (на самом деле технопарк) — предоставляли льготные условия размещения малым и средним инновационным предприятиям. Остальные же занимаются обычными операциями по сдаче и продаже коммерческой недвижимости. Например, технопарк Nagatino i-Land на своем сайте предлагает машино-места в многоэтажном гаражном комплексе по 1,2 млн руб.

Эффективность госпрограммы, о которой рассказывают в Минкомсвязи, вызывает сомнения у многих экспертов. "Основная проблема заключается в том, что в этой сфере до сих пор отсутствует практика оценки эффективности,— признается Кирилл Булатов, руководитель службы анализа проектов и член инвестиционного комитета государственного фонда посевных инвестиций "Российская венчурная компания".— А без нее невозможно грамотно осуществлять какой-либо контроль".

Более резок в оценках член генерального совета и руководитель комитета по молодежному предпринимательству "Деловой России" Константин Поздняков. "Будем называть вещи свои именами,— говорит он.— Коррупционная составляющая по-прежнему велика. Любой западный технопарк или бизнес-инкубатор — это прежде всего прозрачность и публичность. У нас как-то этим не озадачиваются. В мутной воде проще ловить большую рыбу".

Инновационные идеи презентуются инвесторам буквально мешками, но государственные технопарки и бизнес-инкубаторы редко проявляют к ним интерес Фото: Василий Шапошников, Коммерсантъ

Инновационная клубовь

Вообще, сам процесс общения даже с теми представителями гостехнопарков и бизнес-инкубаторов, до которых удалось дозвониться, говорит о многом. В худших бюрократических традициях пресс-службы этих предприятий постоянно нас отфутболивали, не предоставляя вообще никакой конкретной информации, так как руководители этих организаций безвылазно — создается такое впечатление — находились то на конференциях, то на совещаниях, то на переговорах, да и вообще всячески избегали общения. А вот частные бизнес-инкубаторы, напротив, были доступны в любое время дня и ночи.

Чтобы попытаться оценить эффективность усилий государства по поддержке инновационного предпринимательства, мы решили зайти с другой стороны — спросили об этом тех, кто этим самым инновационным предпринимательством занимается.

Большинство участников рынка вообще не слышали о том, чтобы созданные на бюджетные деньги бизнес-инкубаторы и технопарки хоть как-то помогали в реализации инновационных проектов.

Единственный пример инновационного проекта, реализуемого на базе государственного технопарка, смог вспомнить гендиректор компании StartupPoint Виталий Акимов. Его компания проводит мероприятия, на которых ИТ-стартапы презентуют свои проекты и идеи, а эксперты оценивают их перспективность. "За два года мы провели 40 выездных мероприятий по поиску интернет-стартапов,— рассказывает Виталий Акимов.— География обширна: Москва, Питер, Пермь, Томск, Краснодар, Ростов, Екатеринбург, Казань, Ижевск... Половина из отобранных проектов, с которыми мы работаем,— из регионов. Но только один из них — сервис Mayaka (аналогичный Skype сервис, использующий открытый стандарт связи) — базировался на территории новосибирского "Академпарка"".

У большинства опрошенных экспертов возникает впечатление, что многочисленные государственные бизнес-инкубаторы и технопарки только и делают, что активно поддерживают клубные мероприятия, тематически связанные с технологическим предпринимательством. В московском центре Digital October, открытом в помещениях шоколадной фабрики "Красный Октябрь", практически каждую неделю проходят подобные мероприятия. Такие же мероприятия регулярно проходят и в центре "Инфопространство", в конференц-зале "Экстраполис" рядом с офисом "Яндекса", в аудиториях Академии народного хозяйства, в Высшей школе экономики, в "Сколково". Каждое из них собирает немало предпринимателей, которые делятся опытом, проводят мастер-классы и мини-конференции.

Мода на подобные мероприятия охватила не только столицу: в Новосибирске, Казани, Перми, Екатеринбурге проходят такие же встречи. "В лице региональных технопарков и бизнес-инкубаторов мы находили отличную поддержку и собирали полные залы",— рассказывает Виталий Акимов. "Мы проводим широчайшую образовательную программу и мастер-классы от лучших бизнес-тренеров страны,— говорит директор казанского технопарка "ИТ-парк" Динар Насыров.— У нас побывали главы иностранных государств, руководители ключевых федеральных министерств и ведомств, лидеры субъектов РФ, топ-менеджеры таких корпораций, как Google, Microsoft и Panasonic. Только за четыре месяца на нашей территории прошли такие масштабные мероприятия, как Harvest, Startup Weekend, финская Startup Sauna Warmup".

"Сегодня самое полезное, что может сделать бизнес-инкубатор для начинающего стартапера,— организовывать мероприятия, которые сближают людей и позволяют найти единомышленников",— говорит Артур Кузяков, основатель проекта DriverPack Solution (создание универсального сборника драйверов и управляющих программ для любого компьютера).

Некоторые, правда, считают, что такую деятельность трудно назвать поддержкой инновационных проектов в строгом смысле. "Мероприятия на площадках бизнес-инкубаторов и технопарков скорее тусовочные, нежели инвестиционные",— говорит гендиректор венчурной компании "Вектор роста" Александр Брызгалов.

Еще резче высказывается Константин Поздняков: "Происходящее вокруг государственных инкубаторов — это чистой воды самопрезентация и пиар. Я это не понаслышке знаю".

"Частные инвестиции — это реальное подтверждение перспективности стартапа,— считает Денис Блинов, основатель проекта Gipis (приложение для замера физической активности для коммуникатора).— А государственные деньги таким подтверждением не являются".

Вызываю риск на себя

Эксперты единодушны во мнении: инновационная активность в том или ином регионе зависит вовсе не от господдержки технопарков и бизнес-инкубаторов, созданных при поддержке властей всех уровней, а от активности частного капитала. В Москве, городе с наибольшей концентрацией капитала и предпринимателей, частные инкубаторы в последнее время множатся как грибы после дождя. Только в августе объявили о старте три таких проекта: стартап-фабрика Realogic, wellSTART (запущенный компанией MCN-Telecom) и Farminers, созданный бывшими топ-менеджерами Mail.ru Игорем Мацанюком и Аленой Владимирской. Все они предлагают финансирование в обмен на долю в будущем бизнесе.

При этом частный капитал, в отличие от государственного, действует гораздо быстрее и эффективнее. Например, компания Farminers за первые две недели после открытия рассмотрела несколько сотен заявок на финансирование проектов. Первичный отбор прошли 67 из них, 17 проектов уже близки к получению инвестиций.

На эффективность частного капитала рассчитывают и в Российской венчурной компании (РВК). Она инвестирует проекты до 75% от требуемых на реализацию средств, но при условии, что остальные средства вложат частные инвесторы. "Несмотря на жесткие требования фонда посевных инвестиций РВК, мы смогли найти и отобрать вполне перспективные проекты,— рассказывает гендиректор компании "Главстарт" Аркадий Морейнис.— За две инвестиционные сессии представителями РВК одобрены десять стартапов".

Примером успешной работы может служить деятельность компании StartupPoint Виталия Акимова. Благодаря StartupPoint Алексей Бабин, создатель проекта Actio.tv (интерактивное видео), смог не только получить $100 тыс., но и выйти на западный рынок. "Сейчас дела у Actio.tv идут в гору, а обороты исчисляются миллионами долларов",— говорит Акимов

Весьма успешно работают в России и западные компании, которые ищут перспективные проекты для инвестирования. Например, Almaz Capital Partners под управлением Александра Галицкого, Павла Богданова и Любови Симоновой пару лет назад помог инвестициями проекту Qik (гибрид социальной сети, чата и видеохостинга для мобильных устройств). С их помощью Qik вырос до $100 млн, и его приобрел Skype. Или другая портфельная компания фонда — Acumatica (оригинальная облачная система по модели SaaS). Благодаря фонду Acumatica становится довольно популярной на Западе и получает там инвестиции.

У государства, разумеется, есть все возможности для поддержки инновационного предпринимательства, осуществляемого частными инвесторами, которые готовы вкладывать деньги на свой страх и риск. Но как только какому-нибудь проекту требуется хотя бы поддержка в преодолении бюрократических препон, помощи ждать не приходится.

"Для испытаний новой бизнес-идеи одного из резидентов нашего инкубатора — проекта all4geo (сервис по геопозиционированию друзей) — потребовалась апробация сервиса на реальном оборудовании,— говорит управляющий партнер инкубатора wellSTART Александр Мельников.— Ему понадобилось несколько десятков устройств отслеживания местонахождения. Их можно купить в рознице, но с наценкой более 1000%. All4geo, как и любой другой стартап, вынужден экономить, и мы решили помочь ему, закупив устройства напрямую у китайцев. В результате все оборудование застряло на таможне и уже месяц проходит экспертизу в ФСБ на принадлежность к шпионским радиометкам и "жучкам". То, что аналогичными возможностями обладает любой смартфон, их не волнует".

"Все это выглядит более чем странно,— говорит руководитель компании LiveInternet Герман Клименко.— Для чего государство создает бизнес-инкубаторы и технопарки? Чтобы развить предпринимательскую культуру и технологии. Но при нынешнем количестве административных преград везде и всюду помощь государства оказывается обычной профанацией".

"Нормативные акты РФ, определяющие возможные направления поддержки и стимулирования технопарков, инкубаторов, не разделяют их на частные и государственные,— говорит Кирилл Булатов.— В связи с этим господдержка, устранение административных барьеров, снижение налога на имущество, предоставление гарантий, грантов, субсидий и прочее по идее должны осуществляться на одинаковых условиях".

Одним из самых успешных бизнес-инкубаторов последнего времени является inCube — частный инкубатор Алексея Комиссарова, который сейчас финансируется из госбюджета. В его активах и проект Евгения Сметанина "Стратегия-на-ковре" (известный также как "Пляшущие человечки", позволяющий играть с другими игроками, дистанционно управляя простейшими роботами), который недавно стал победителем конкурса "Премия инноваций "Сколково" при поддержке Cisco I-PRIZE" и получил приз 3 млн руб.; и проект Ильи Гельфенбейна Speaktoit (распознавание голоса и голосовое управление электроникой — тоже взят под крыло "Сколково", который подыскивает для него западных инвесторов); и ePythia — сервис наподобие личного календаря, позволяющий планировать дела, но с привязкой к карте (проект заинтересовал инвесторов из Кремниевой долины).

Источник: Журнал "Коммерсантъ Деньги", №39 (846), 03.10.2011

СЕРГЕЙ ЕРЕМИН, АРТУР ВЕЛЬФ, АЛЕКСЕЙ БОЯРСКИЙ

Источник: Архив: Деньги, журнал
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.